leg10ner (leg0ner) wrote,
leg10ner
leg0ner

Categories:

Куль личности в России


Как ученик в подмосковной школе закрасил глаза портрету Путина и что было с ним дальше.


В середине декабря вышел материал Йода (http://yopolis.ru/yod/2014/12/19/putin_v_shkole) об ученике из одной подмосковной школы, который закрасил глаза портрету Путина в кабинете учительницы английского, после чего стал главным диссидентом школы и жертвой нападок ультрапатриотически настроенной учительницы. Затем с нами связалась мама Арсения Нина Данилевская и рассказала, что началось в Котеревской школе после выхода этого репортажа.

Когда мы готовили материал про Арсения из Котеревской школы и портрет Путина, редакция Йода сделала всё возможное, чтобы была услышана версия событий не только самого Арсения и его мамы, но и школьной администрации. Однако завуч попросила не вмешиваться во внутренние дела учебного заведения, а сама учительница английского языка Людмила Кошечкина, которая, со слов Арсения, говорила, что «только тот, кто ненавидит свою страну и хочет уехать за границу, способен замалевать глаза портрету Путина», с редакцией наотрез отказалась общаться. Более того, потом она заблокировала автора материала Дарину Шевченко в «Одноклассниках». После выхода материала, который собрал около 150 тысяч просмотров за неделю, нам написала мама ученика Нина Данилевская и рассказала, что Арсений стал мишенью не только для учительницы английского Кошечкиной, но и для остальных учеников 11 класса, которые объявили ему бойкот. Данилевская прислала в редакцию открытое письмо, которое мы сочли нужным опубликовать целиком.

15246.jpg?p=2014-12-28_23_21_54 Нина Данилевская мама Арсения

В понедельник нас с Арсением ждала кровавая битва с учителями и одноклассниками, которые завалили его страничку угрозами физической расправы, вскоре перешедшими в глухой остракизм. Главная героиня, естественно, ушла в тотальное отрицание, наиболее исступлённо сконцентрированное на словах «истерика» и «допрос». На попытки объяснить, что такое метафора, реагировала болезненно, фехтовала перед моим лицом крайне опасным маникюром и пророчествовала божье наказание.

Но дело не в ней. Меня поразил класс, по-видимому наглядно демонстрирующий этическое и интеллектуальное состояние нашей сегодняшней молодежи. Я была наивна, предполагая, что юная смена наша все-таки менее зомбирована телевизором, более открыта для разных источников информации, потому что пользуется интернетом, и, следовательно, в большей степени обладает навыком смотреть на ситуацию с разных сторон. Куда там! Сплотились все как один! В четверг был официально озвучен бойкот. Арсений попытался узнать причину — ответ один: «За то, что ты сделал».

У меня вообще проблемы с патриотизмом в его сегодняшнем, «слепом» варианте

Надо сказать, я безропотно приняла бы формулировку «Ты опозорил школу». Действительно (и ответственность за это я полностью беру на себя), такая сверхценность, как честь школы, которая должна быть превыше личной чести (вспомним Николая Ростова и честь полка), для меня не бесспорна, а в некоторых случаях заведомо вредна. Рискну признаться в страшном: у меня вообще проблемы с патриотизмом в его сегодняшнем, «слепом» варианте. На вопросы, люблю ли я родную школу, родной университет, город, страну, я, конечно, отвечу положительно. Я скучаю, вспоминаю только хорошее, эффект ностальгии присутствует во всей полноте. Но, с другой стороны, я, несомненно, выше ценю такое понятие, как «права человека», такое понятие, как «честность», как «добро», в конце концов, прости господи.

Сейчас такую систему приоритетов принято называть ненавистью к родине. И это мне совершенно непонятно. Ведь всем очевидно, что любить своих детей слепо — это плохо. Надо видеть недостатки детей, не закрывать на них глаза, бороться с ними; болезни детей мы ненавидим и лечим — это нормально. Болезни родителей лечим, а не закрываем на них глаза с криками, что они здоровы. Материально помогаем родителям, если те живут на маленькую пенсию, а не огрызаемся, крича, что наши родители процветают, а отрицают это только ненавидящие их клеветники. Абсурд? Тогда почему же в отношениях с родиной нам изменяет трезвость и здравомыслие? Кто больше любит родителей: тот, кто отрицает их проблемы, или тот, кто их видит и помогает решать? Кто может внушать нам, что больные родители здоровы и не требуют лечения? Наверное только недобросовестный врач, желающий нажиться на деньгах, выделенных больнице на лекарства. Вспоминается гоголевский доктор Гибнер (вот, не колеблясь бы закрасила глаза на его портрете чёрным!)

Закрасив глаза на портрете президента, Арсений в их бессознательном эмоциональном восприятии осквернил святыню

Эта аналогия ясно показывает, кто заинтересован в том, чтобы в обществе культивировался слепой патриотизм, вера в здоровье и процветание родины, — патриотизм солдата, запрещающий думать и требующий абсолютной веры в командира.

На самом деле, иметь такую веру очень приятно. Эта некритическая вера является аналогом религиозного чувства, и президент в этой системе занимает веками формировавшуюся в человеке психологическую нишу, которую должен занимать бог (персонификация нашей вечной надежды на лучшее и веры в мечту, жить с которой намного радостнее). В контексте этой картины мира становится понятен накал драматизма в реакции школы на поступок моего сына. Закрасив глаза на портрете президента, Арсений в их бессознательном эмоциональном восприятии осквернил святыню и, таким образом, согласно сегодняшнему законодательству, совершил «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики» — серьёзное преступление, некоторым выливающееся в двухгодичные сроки.

Симптоматично, что учительница, не в силах осмыслить поступок с разумных позиций (например, как хулиганство или пусть даже как пустячный по форме политический протест), возводила глаза к небу, вскидывала руки и с выражением лица, достойным кисти Гойи, задавалась риторическими вопросами «Почему?» и «Зачем?», категорически пресекая попытки Арсения ей ответить.

Религиозным гражданам, однако, уместно будет напомнить, что Путин — живой человек, и даже не помазанник божий

Религиозным гражданам, однако, уместно будет напомнить, что Путин — живой человек, и даже не помазанник божий, а создавать себе кумиров нам как раз заповедано. То есть те чувства, которые мы испытываем к Путину, а именно покорность, послушание, некритическая вера, есть грех, а не добродетель. Вот как далеко может завести нас слепая вера в президента.

Сейчас скажу странное. Я ни секунды не иронизирую. Эмоционально я этой учительнице сочувствую, мне ее жалко, потому что (ад есть ад) она правда сильно расстроена статьёй. И если бы класс сказал: «Арсений, ты мерзавец, потому что причинил ей боль», он бы «снял шляпу» и покорно принял бойкот (про себя удивившись только, что воспроизведенное со стороны её собственное поведение может причинить такие сильные ломки). Так нет же. Класс что инкриминирует? Говорит: нас полил грязью, а сам весь такой Чацкий (это, конечно, литературная цензура). Я перечла статью, нашла это место, и — какое удивление! Дословно было сказано: «есть националисты, есть ярые патриоты, но большинство исповедует пофигизм».

Странно, что собирательный портрет класса, включающий такую характеристику, как «ярые патриоты», воспринимается как безусловная грязь. Это ж какой сумбур в головах?! Соглашаться с тем, что на марши мира ходят предатели, ненавидящие родину — и обижаться на характеристику «ярый патриот»! Быть равнодушным к войне в Украине, не интересоваться, не пользоваться альтернативными телевизору источниками информации и гневно отрицать пофигизм. Употреблять слова «пиндосы» и «гейропа» и не видеть в них национализма.

Любая сакрализация власти неизбежно начнет плодить Павликов Морозовых

Но это ладно. Мне ли требовать от детей объективности, когда большинство окружающих взрослых видят в моих взглядах предательство? Самое худшее, что дети (да какие они, собственно, дети — 11-й класс!), поддавшись инстинкту толпы, бросились на человека, даже не попытавшись его выслушать. И еще имеют смелость оперировать понятиями «хорошо — плохо». Между тем, трудно не заметить, как он старается объясниться, как ему тяжелы эти обвинения. А ведь среди них были те, кого он считал друзьями. И они не видят здесь плохого. Не видят предательства. Ни секунды не сомневаются в собственной правоте.
Вот это вот что за глухота? Что за черствость? Что за смену мы себе воспитываем? Не боимся оказаться во власти докторов Гибнеров под старость? В преддверии пенсионного кризиса это по меньшей мере недальновидно. Тот еще будет ад.

Заступились за учительницу? — Хорошо, если так. Но разберитесь, обозначьте доли ответственности. Выслушайте непредвзято обе стороны. Почему мы умеем только возносить и растаптывать? Почему не стремимся к объективности? Почему так агрессивно не желаем знать правду? Это инфантилизм шестнадцатилетних подростков? — Нет, мы, взрослые, сами такие. Мы воспитываем это в наших детях, не задумываясь, что когда-нибудь это может обернуться против нас, что любая сакрализация власти неизбежно начнет плодить Павликов Морозовых.

Взрослые люди! Нам уже почти что нечего терять, кроме своих розовых очков. Давайте снимать розовые очки! Объективность — вот главное, что мы должны прививать детям, если мы не хотим обречь Россию на вечные блуждания в поисках единственного и неповторимого, собственного пути... в ад.






Tags: вести, палата №6
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment